sensey_senya (sensey_senya) wrote,
sensey_senya
sensey_senya

Как гастрономические пристрастия граждан меняют политический строй



Социолог Андрей Щербак из Высшей школы экономики в своем исследовании утверждает, что политический строй определяется структурой питания: чем больше народ потребляет стейков и бифштексов, тем скорее наступит демократия. «Лента.ру» поговорила с ученым, чтобы выяснить, действительно ли диета влияет на политические процессы в стране.

«Лента.ру»: Получается, что мясоеды больше других склонны к демократии?

Щербак: Получается так. Я сравнил статистику продовольственных и сельскохозяйственных организаций ООН о ежедневном потреблении белков, жиров и углеводов по 157 странам с 1992-го по 2011 годы, затем сопоставил эти данные с рейтингами развития демократии, которые ежегодно составляет неправительственная организация Freedom House. В исследовании также фигурируют данные о ВВП на душу населения. В первой десятке по потреблению животных белков находятся все страны Западной Европы. А, например, Нидерланды стоят вверху рейтинга развития демократии. По сравнению с монархической Саудовской Аравией там потребление белков почти вдвое больше. В то же время зерновых, то есть углеводов, в той же ОАО едят вдвое больше, чем в Нидерландах.

Кто ест что

По данным Freedom House и Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), житель демократической страны в сутки в среднем потребляет 2882 килокалорий, недемократической — 2669. В рационе жителя демократической страны ежесуточно содержится 87 граммов белка, недемократической — 72 грамма.

Объем суточного потребления белков животного происхождения (основные источники животного белка — это почти все виды мяса, молочные продукты, морепродукты, птица) составляет в демократических странах 45 граммов, в недемократическких — 24 грамма.
А вы не думали, что такой рацион — это не более чем культурные и исторические особенности стран?

Особенности всегда присутствуют. Но выяснилось, что развитию демократии предшествует смена принципов питания в стране: к этому времени уже преобладает диета, где относительно много животных белков по сравнению с углеводами из круп и хлеба. То есть прежде чем задуматься о демократических преобразованиях, люди начинают потреблять больше мяса и молочных продуктов.

Во всех странах, в том числе в самых тоталитарных, государственные деятели всегда хорошо питаются. Почему же они не несут демократию в массы?

Статистический показатель калорийности питания нужно относить в целом ко всей стране. Его нельзя применять к отдельной социальной группе.

Как Россия смотрится на фоне других стран?

Мы — в середине. По данным Росстата, у нас в начале 1990-х резко упало потребление калорийной пищи, в первую очередь животного белка. А к началу 2000-х питание стало налаживаться.


А сегодня? Говорят, что мясо снова становится недоступным для россиян, люди стали переходить на дешевые хлеб и крупы...

Если судить по данным 2015 года, этого не скажешь. Потребление картошки, которая также является углеводом, упало в два раза. Потребление мяса стагнирует, но не падает. Наверное, если смотреть внимательней, можно увидеть, что говядина заменяется более дешевой свининой, свинина — индейкой или курицей. Незначительно, до уровня 2012 года, упало потребление молочных продуктов. Видно, что люди включились в стратегию адаптации, но резкого падения нет.

Где хорошо кормят

Андрей Щербак порекомендовал «Ленте.ру» внимательно изучить меню в столовых разных ведомств. По его словам, о готовности к переменам могут свидетельствовать не столько соотношение мясных блюд, каш и плюшек, сколько наличие «западных установок».

«Когда на выездном семинаре оказываешься в каком-нибудь загородном санатории, всегда обращаешь внимание на то, чем кормят в местных столовых, — поясняет социолог.— Много ли используют продуктов, которые появились в нашей стране после 1992 года: кукуруза, оливки, креветки и пр. Много ли других "заимствованных" блюд, нехарактерных для советского общепита: пицца, паста. Они недорогие и простые в приготовлении, но свидетельствуют об открытости общества к новым идеям».

В столовой Госдумы меню в основном традиционное. Костяк не меняется годами. Спросом пользуется салат мясной, сельдь под шубой и филе куриное с зеленым горошком. Несмотря на импортозамещение, переменам тут не чужды. Роль «западных установок» в думском буфете выполняет фунчоза с овощами и салат итальянский.

Депутаты Госдумы постоянно критикуют работу своей столовой. Осенью, сразу же после выборов, вице-спикер парламента, член партии ЛДПР Игорь Лебедев пожаловался на качество питания, которое, по его словам, оставляет желать лучшего. Да еще в последнее время все подорожало. Коллегу поддержал депутат-коммунист Денис Вороненков, добавив, что «все блюда залиты майонезом».

В столовой администрации президента практически все блюда традиционные, перекочевавшие из советских времен: суп-лапша грибной, беляши, запеканка из творога.

Главный оплот демократов, похоже, таится в Белом доме. В ресторане, где обслуживаются чиновники правительства РФ, царит дух свободы. Почти все названия блюд — заморские, ничего общего с советской кулинарной библией «О вкусной и здоровой пище». Салат эскаливадос с маринованным бамбуком; таната из телятины с соусом из тунца и маринованными каперсами и даже курица упакована в мексиканскую кесадилью.
Значит ли это, что если люди начнут есть больше мяса, это будет способствовать смене политического строя?

Общее улучшение питания определенно свидетельствует об увеличении доли среднего класса в обществе, а это и есть важная предпосылка смены режима. И деньги, то есть доходы населения, играют тут второстепенную роль. Идея не в том, чтобы купить вместо одного килограмма докторской колбасы три и стать в три раза счастливее. А в том, чтобы, например, вместо килограмма докторской купить 200 граммов хамона. Не потому, что он такой вкусный и калорийный — просто этот продукт ассоциируется с другим стилем жизни.

Это значит, что у людей появятся другие привычки. К тому же хамон, мраморная говядина, оливковое масло станут доступнее из-за того, что поменяется структура торговли. Спрос на эти продукты обусловлен новой культурой и новым стилем жизни. На смену ларькам приходят крупные гипермаркеты, глобальные компании донесут этот хамон в любую точку мира. То есть средний класс формирует новые привычки, переходит к другому типу диеты. И отвечая на ваш вопрос, скажу: есть свидетельства в пользу того, что при наличии большой доли среднего класса происходит удачная консолидация демократических сил.

Почему?

Есть такое понятие как ощущение собственной безопасности. И экономической, и физической. Когда люди уверены, что они будут сыты не только сегодня и завтра, но и через месяц, и через пять лет, у них понемногу меняется сознание. Они по-другому воспринимают действительность. И от стратегии выживания переходят к ценности самовыражения. Им уже интересны толерантность, гендерное равенство, критика власти, защита окружающей среды. Кроме того, хорошее питания — это основа здоровья, а чем человек здоровее, тем он более социально активен.

Неслучайно авторитарные режимы проводят политику снабжения продуктами питания. Наверное, все слышали про Венесуэлу, где в государственных магазинах по очень низким ценам раздают рис, сахар, масло, муку. Не всем хватает. При этом выделяют дешевые базовые товары: копеечные крупы, растительные масла, сладости. Если смотреть по питательным свойствам, это не белки, а в основном углеводы. Мраморную говядину, красную рыбу, икру — то есть премиальные продукты — никто не предлагает.

В России тоже популярны продуктовые наборы и праздничные подарки, которые выдают ветеранам и малоимущим. Разве это плохо?

Для конкретных людей это хорошо, но для общества в целом — скорее нет. Люди, которым выделяют продовольственные наборы, ощущают зависимость от тех, кто раздает. Со всеми вытекающими последствиями. Но когда в стране появляется средний класс, который все что угодно может купить в ближайшем магазине, он исключен из этого процесса, им сложнее манипулировать.

Сейчас в западных странах модным становится вегетарианство. Значит ли это, что демократия там постепенно идет на убыль?

Доля вегетарианцев в среднем (не только в демократических странах) не превышает восьми процентов. Только в Индии этот показатель доходит до сорока процентов, но там это скорее объясняется религиозными причинами. Но самое главное, что в демократической Европе или в США отказ от мяса — осознанный выбор. Кто-то так спасает окружающую среду, кто-то — свое здоровье. Человек становится вегетарианцем потому, что так хочет, а не потому что, ему больше нечего есть, кроме «травы». То есть это уже следующая, более высокая стадия свободы выбора.

Источник

Любопытное исследование - жажда мяса как двигатель демократии, а я наивный думал, что продвижению демократии способствует наличие нефти в недрах.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 16 comments